Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Школы джихада в Таджикистане: как террористы захватывают таджикские тюрьмы

23 мая 2019
1 480

Боевики-исламисты устроили бунт в колонии строгого режима в городе Вахдат в пригороде Душанбе. В результате бойни погибли 32 человека, в том числе три сотрудника исправительного учреждения. Полгода назад похожие события произошли в колонии около города Худжанд. Тогда жертвами беспорядков стали 23 человека. «Известия» разбирались в подробностях и причинах произошедшего.

Ножевой бунт

Колония в городе Вахдат известна как «Кирпичная зона». Здесь отбывает наказание около 1,5 тыс. заключенных, значительная часть – осужденные по политическим и террористическим статьям. В частности, там содержатся члены запрещенных в России террористических организаций ИГ и «Хизб ут-Тахрир», Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) и др.

Бунт вспыхнул вечером 19 мая. Согласно сообщению министерства юстиции, беспорядки организовали осужденные по ст. 401 УК Таджикистана («Наемничество») боевики ИГ. Они нанесли ножевые раны трем сотрудникам исправительного учреждения – майору Бурхониддину Муродову, майору Абдуджаббору Халимову и старшему лейтенанту Махмуду Асоеву. Все они погибли. После этого исламисты освободили находившихся в штрафном изоляторе восьмерых заключенных.

Колония строгого режима в Вахдате

Колония строгого режима в Вахдате

По информации ГУИН Таджикистана, стычки произошли среди самих преступников. Исламисты «зверским способом» зарезали пятерых, избили и ранили десятки других заключенных. Затем члены группировки подожгли медчасть учреждения, взяли в заложники нескольких человек и напали на надзирателей.

Администрация колонии приняла решение провести операцию по подавлению беспорядков. Ее подробности в официальных источниках не приводятся. Известно, что стражи порядка «обезвредили» 24 восставших, 35 человек задержали, заложников освободили. Всего в результате событий в колонии погибло 32 человека.

Сторонних свидетельств произошедшего не так много. Жены некоторых заключенных находились в отдельном блоке колонии на длительном свидании со своими мужьями. Они сообщили, что стрельба продолжалась полчаса. «Я приехала к мужу и должна была пробыть там еще один день. Неожиданно произошли беспорядки. Меня попросили покинуть учреждение и вернуться домой. Сначала сказали, чтобы мы не покидали помещения, а потом попросили в целях безопасности уйти», – рассказала одна из женщин.

Зачинщики и убитые

Непосредственным руководителем бунта власти Таджикистана назвали Бехруза Гулмурода. Он является сыном бывшего полковника Гулмурода Халимова. Тот был руководителем таджикского ОМОНа, прошел несколько антитеррористических курсов, обучался в частной военной компании Blackwater. В 2015 году перешел на сторону ИГ и уехал в Сирию. Там возглавил «министерство войны», а в 2017 году был уничтожен при налете российских ВКС. Сына Бехруза в июне 2017 года приговорили к 10 годам колонии за пособничество в преступлении и наемничество.

Еще один зачинщик беспорядков, Фахриддин Гулов, в августе прошлого года был приговорен к 26 годам лишения свободы. Его признали виновным в подготовке серии терактов на территории Таджикистана. Он, в частности, собирался взорвать комендатуру 201-й российской военной базы в Душанбе. Открытой информации о других организаторах беспорядков нет.

123

Фото: avesta.tj
Фахриддин Гулов

В качестве своих жертв бунтовщики выбрали известных оппозиционеров. Среди убитых оказался, к примеру, Саид Киемиддин Гози, которого в 1990-е годы неофициально называли «генерали мардумй» (народный генерал). В начале 1990-х годов он был одним из ораторов на площади Шахидон в Душанбе, где в 1992 году собирались противники коммунистического режима. В мае 2018 года Верховный суд Таджикистана приговорил Гози к 25 годам тюремного заключения, признав его виновным в разжигании национальной, расовой, этнической и религиозной вражды, измене родине и публичных призывах к насильственному изменению конституционного строя.

Погибший был сторонником Партии исламского возрождения Таджикистана, которая находится в оппозиции к режиму Эмомали Рахмона, но не поддерживает ИГ. Вместе с Гози был убит еще один видный деятель ПИВТ, Саттор Каримов. Возможно, между игиловцами и сторонниками ПИВТ возник конфликт за влияние на нейтральных осужденных.

Тюремные джамааты

События в Вахдате – второй кровопролитный бунт в таджикском исправительном учреждении за полгода. В ноябре 2018 года беспорядки произошли в колонии строгого режима в городе Худжанд. Жертвами тех событий стали 25 человек, двое погибших – надзиратели. Власти страны тогда также обвинили в произошедшем исламистов. Новостное агентство ИГ опубликовало заявление, в котором утверждалось, что беспорядки в Худжанде совершил «солдат халифата», выхвативший автомат у охранника и начавший бунт в колонии.

таджикские_тюрьмы
Погибшие заключенные в колонии Худжанда

Погибшие заключенные в колонии Худжанда

Всего в Таджикистане 12 тыс. заключенных. Примерно 500 из них осуждены по статьям за экстремизм и терроризм. Эксперты говорят, что в криминальном мире они имеют всё больше влияния. Ситуация в местах лишения свободы стала меняться в 2015 году, когда за решеткой оказались первые участники боевых действий в Сирии и Ираке. Экстремисты умело проводят агитацию, вербуют людей. Им на руку играет то, что люди в заключении становятся более религиозными, обращаются к Богу.

Большую роль играют и внерелигиозные факторы. В среднеазиатских колониях остро стоят вопросы снабжения. Без поддержки извне выжить крайне сложно. Кроме того, возникают вопросы защиты от других заключенных. Исламисты создают независимые криминальные иерархии, неформальные кассы взаимопомощи, инфраструктуру для нарушения режима, включая контрабанду ценностей. Близость к боевикам позволяет осужденным отбывать срок в более комфортных условиях.

В результате таджикские тюрьмы превращаются в школы джихада. Пока властям страны удается подавлять беспорядки, но распространение радикальных идей не останавливается. Поэтому нельзя исключать новых «исламистских восстаний». В случае успеха боевиков неподконтрольная властям тюрьма или колония станет эпицентром противодействия официальному Душанбе, угрозой системе безопасности в Центральной Азии.

Поделиться: